союз журналистов

Некрасивая история про СЖ

Театр начинается с вешалки, а Союз журналистов Подмосковья кончается турникетом и грубым невоспитанным охранником. Пусть эта некрасивая история останется в уходящем году.

2018 год стал для меня удачным и счастливым. Он был полон чудесных событий, а главное – я закончила и издала книгу, которую с восторгом приняли читатели. Но ложка дёгтя наготове: в 2018м году был день, прошедший впустую, о котором мне крайне неприятно вспоминать.

Всё началось с того, что ровно 10 лет назад меня приняли в Союз Журналистов Подмосковья. Мне нравилось ощущать себя причастной к знаменитому творческому союзу. Я гордилась этим —  с энтузиазмом участвовала в разнообразных мероприятиях и с удовольствием приезжала общаться с коллегами из Союза. Мы пили чай, обсуждали журналистские успехи и проблемы, всё это было мило и приятно.

Потом моя жизнь круто изменилась, и я стала гораздо реже бывать в СЖ – только когда нужно было привезти членские взносы от нашей редакции. Теперь газеты не стало, и каждый платит взносы сам. Поэтому, когда мне позвонила незнакомая девушка из СЖ и напомнила о взносах, я обрадовалась. Как здорово – повидаюсь с коллегами, порадуюсь их успехам, а заодно подарю им свою только что вышедшую книгу. И покажу им, наконец, придуманный мной гимн Союза Журналистов Подмосковья, (который для СЖ за 60 лет так  никто и не сочинил, насколько мне известно). А так как всё это было накануне моего дня рождения, то вдобавок ко всему я решила привезти коллегам торт.

Мне хотелось повидаться с председателем Союза, и я спросила девушку-секретаря, в какой день мне подъехать, чтоб застать Наталью Александровну? Девушка посовещалась с Н.А., перезвонила мне и сказала: «Приезжайте в пятницу к 14 часам, мы вас будем ждать, и Наталья Александровна тоже будет». Я дождалась пятницы, купила тортик и поехала в столицу.

Ровно в 14:00 я, улыбаясь и предвкушая, вошла в знакомое здание. Раньше в Союз журналистов мы проходили по членскому удостоверению с надписью «Пресса», просунув его в будочку охранника. Теперь эта считающая (или уже нет?) себя демократичной организация обзавелась турникетами, пропускной системой и церберами в форме. Я этого не знала и очень удивилась, когда упёрлась в турникет, за которым в закрытой стеклянной будочке сидел охранник.

Открыв и показав ему свою членскую «корку», я ждала, что он откроет турникет и я пройду. Но охранник наотрез отказался меня пропустить, потому что у меня нет пропуска (номера на хвосте, самого хвоста и меня тоже нет). Всё это я с трудом разобрала, потому что от турникета до кабинки метра 3, а встать и подойти цербер не потрудился.

Я девушка настырная и попыталась докричаться до цербера. И объяснить ему, что мне «назначено» и меня ждут. Назвала ФИО, этаж, номер комнаты. Без толку.

— А я-то здесь причём? – проорал мне цербер, соизволив приоткрыть окно в кабинке. – У всех, кто сюда ходит, пропуск есть.  Я-то вам чем могу помочь?! Нет пропуска – не стойте здесь, идите отсюда!

Посчитав, что происходит недоразумение, я достала мобильный и стала звонить в офис Союза Журналистов Подмосковья. На том конце исправно снималась трубка, включался фоновый шум (как будто в офисе кипит работа, кто-то разговаривает, кто-то ходит и т.д.), но на мои «алё-алё!» никто не отвечал. Минута шума, две, три… пять…

Я (как Сова) позвонила ещё и ещё. Трубка исправно снималась, и шум на том конце всегда был абсолютно одинаковый! Как будто был записан на плёнку. (Берите на заметку! Вот как надо имитировать работу в офисе в то время, когда там никого нет!..)

К счастью, мимо шла какая-то девушка и объяснила, что оформить пропуск можно в бюро пропусков, и рассказала, как туда пройти. Я отправилась туда, предъявила паспорт. Сотрудница порылась и сказала, что пропуск на меня не заказан. Вообще. Совсем.

Чтооо??? Нормально, да?

Мы с тортиком уселись на скамейку в Бюро пропусков и я снова стала звонить в СЖ, чтоб попросить их заказать мне пропуск, раз они почему-то забыли это сделать. По городскому номеру была всё та же фоновая хрень, а мобильный председателя Союза был безвременно недоступен.

Как так? В бытность корреспондентом я ухитрялась проходить на закрытые территории, в секретные институты, режимные учреждения и даже в тюрьмы! А тут я не могу по удостоверению Союза журналистов пройти в свой родной Союз? Как так-то???

Честно? У меня было ощущение, что меня подставили. Я притащилась из Подмосковья, потратила на дорогу кучу сил, времени и денег – и всё впустую. Хорошо мы с тортиком прокатились, нечего сказать… Моё великолепное настроение испортилось. То, что произошло – не просто некрасиво, это откровенное проявление неуважения. Пригласить, назначить встречу и… Во-первых, я уже давно не девочка, чтоб просто так мотаться из Подмосковья в Москву. И мне дорого моё время, которое мне кто-то, извините за прямоту, «просрал». К тому же, накануне дня рождения.

Мне не интересно, из-за кого и почему так произошло. Крайне не люблю непрофессионализм. В чём бы он ни проявлялся – в укладке тротуарной плитки, о которую потом ломаешь ноги, или в работе секретаря Союза журналистов, из-за которой ломаешь день. Честное слово – если бы я могла предположить, что так случится, я лучше бы осталась дома и продолжала писать книги. Тортик согрелся и начал покрываться капельками. «Не плачь, а то щаз тоже зареву!», — сказала я торту, подхватила его и ушла.

На улице шёл дождь. Чтобы отвлечься, мы с тортом прогулялись под зонтом от Союза до Арбата, зашли в мой любимый Новоарбатский книжный, увидели на полках мой роман(!), порадовались и вернулись домой.

Дома меня ждали восхитительные розы, которые преподнес мне муж в честь выхода нашей книги. Мы всей семьей попили чаю с тортом-путешественником. А СЖ остался без торта, моих денег и моей книги. Что-что? Корпоративная этика? Интересно, а в Союзе Журналистов о ней слышали?..

История на этом не закончилась! Через месяц мне снова позвонила сотрудница Союза журналистов. И, как ни в чём не бывало, напомнила о взносах. А я напомнила, как я приехала в назначенное время и «целовала турникет». А так как мне уже порядком лет, то времени у меня осталось не так много – и тратить его просто так я больше не хочу. «Понятно, — сказала девушка, — примите наши извинения, и если не хотите сами приезжать, то передайте деньги с кем-нибудь».  Терзавшее меня смутное сомнение в том, что Союзу нужны не члены, а их взносы, внезапно встало во весь рост. «Мне не с кем передать вам деньги. Если хотите — вы можете прислать ко мне курьера», – сказала я. И положила трубку.

Честно? Мне очень жаль, что так произошло. Но у меня полно других занятий. И мне совсем-совсем не интересно, что будет дальше.

некрасивая история про СЖ

© Нури Сан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *