мастерок и атомная бомба, история малаховки, история мэза, николай пудов

Мастерок и атомная бомба

В детстве нам не очень-то интересно слушать рассказы стариков о прошлом. И только с возрастом мы начинаем ценить свидетелей событий, о которых больше никто никогда не расскажет. Ведь только благодаря воспоминаниям этих людей мы можем ощутить атмосферу времени, в котором нам не довелось и уже никогда не доведется жить.

Один из таких людей — старожил Малаховки, каменщик Николай Иванович Пудов. Человек, который изо дня в день творил историю Малаховки в камне — ведь это его руками сложены практически все дома на Старом и Новом МЭЗе.

николай пудов, каменщик пудов, н и пудов, история поселка мэз

Николай Иванович  прожил долгую жизнь, ключевыми моментами в которой оказались для него мастерок каменщика и атомная бомба. Но обо всём по-порядку.

Родился Николай Пудов в Тульской области в 1932 году. В семье было семеро детей, и все они в полной мере испытали на себе страшные голодные времена, о которых мы, нынешние, знаем лишь понаслышке.

Коля успел окончить всего 4 класса, когда началась Великая Отечественная война. Больше учиться ему не пришлось – с 1944-го года мальчик был вынужден бросить школу и работать в колхозе, чтобы помочь семье прокормиться. Таким образом, трудовой стаж Николая Пудова начался, когда ему едва исполнилось 12 лет.

В 1949 году прямо из колхоза Николая забрали на обучение в ФЗО, где он получил профессию каменщика, а затем направили на работу в трест Тулпромстрой. А еще через 4 года, в 1953-ем, призвали в армию – в инженерные войска.

Во время службы Николаю Пудову довелось принимать участие в войсковых учениях с применением атомной бомбы на Тоцком полигоне. После начальной военной подготовки военнослужащих на поезде отправили на 3 месяца в Оренбургскую область. Там, в степи они разбили палаточный лагерь недалеко от деревни в Тоцком районе.

Никакой информации о будущих учениях солдатам не давали, лишь выдали противогазы и велели как можно точнее подобрать их себе по размеру. Для этого в одной из палаток распыляли вещество с резким запахом, военнослужащий туда заходил, и если чувствовал запах – противогаз заменяли. Кроме противогаза каждому выдали специальную просмолённую одежду, сапоги, перчатки и очки с сильным затемнением.

По словам Николая Ивановича, о цели этих приготовлений все только догадывались — и солдаты, и жители окрестных деревень. Лишь накануне учений для военнослужащих была проведена предварительная тренировка: им рассказали, как вести себя и что делать во время ядерного взрыва. А местных жителей из района учений отселили в специально отстроенные для них новые деревни.

На полигоне военнослужащими были заранее вырыты и укреплены глубокие траншеи. В них укрылись военнослужащие вместе с командирами и стали ждать часа Х. В назначенное время самолет-бомбардировщик сбросил атомную бомбу. Никто из участников учений взрыва не видел, потому что все лежали лицом вниз, как им было предписано.

Страшный взрыв, прогремевший 14 сентября 1954 года, Николай Пудов не забудет никогда. Не забудет и его последствий – обезображенную землю, полыхающую огнём степь, изуродованных и ослепших животных, искореженную бронетехнику.

«Бомба упала в 12 км от нас, — рассказывает Николай Иванович, — но грохот был такой, словно взрыв был в двух шагах. Было ощущение, что земля раскололось на части и мы куда-то проваливаемся. Примерно через час нас погрузили в машины и медленно провезли практически через то место, где находился эпицентр взрыва. Наверное, им нужен был такой эксперимент над людьми, после которого в живых из моих товарищей почти никого не осталось. Многие вскоре после учений умерли, но тогда не говорили, что всё это из-за взрыва. Вспоминать об этих учениях  до сих пор страшно. Мы ехали, а вокруг всё горело – трава, кусты. Ближе к эпицентру заранее нагнали разной техники – танки, грузовики, бронетранспортеры, в которые ради эксперимента погрузили домашних животных. Когда мы туда подъехали, некоторые из них еще были живы. Сердце разрывалось смотреть на то, что от них осталось, так жалко их было! И очень, очень страшно. Когда мы вернулись в лагерь, то наши товарищи, которые оставались караулить лагерь, смотрели на нас с завистью. О том, как ядерный взрыв может отразиться на нас, нам тогда никто не говорил. Никого из нас после взрыва даже врач не осматривал. А участвовало в учениях с применением ядерной бомбы, как я потом узнал, более 40 тысяч человек военнослужащих. Что такое радиация и облучение, я услышал только через 30 с лишним лет – после аварии на Чернобыльской АЭС, когда об этом вовсю заговорили. На моем здоровье последствия того взрыва не отразились. Я ведь тогда совсем молодой был, организм сильный, поэтому, наверное, и обошлось».

Через несколько дней после взрыва атомной бомбы на Тоцком полигоне в «Правде» появится сообщение ТАСС о том, что в Советском Союзе было проведено испытание атомного оружия. Но только через 41 год Н.И.Пудов получит удостоверение, где говорится, что службу в Советской армии он проходил в войсках особого риска и теперь может воспользоваться положенными ему в связи с этим льготами. На деле льготы для ветерана особых войск вылились в надбавку к пенсии в размере 2 тысячи рублей.

После демобилизации Николай Пудов приехал в Малаховку, где к этому времени обосновались его родители и сестры с братьями. 1 декабря 1956 года устроился на работу на Малаховский экспериментальный завод каменщиком. А в 1957 году началось строительство поселка МЭЗ, большинство домов в котором возводил замечательный  человек — мастер-каменщик Николай Иванович Пудов. На данный момент — один из немногих оставшийся в живых свидетель атомного взрыва на Тоцком полигоне 14 сентября 1954 года…

© Текст и фото – Noory San.

P.s. Разумеется, в строительстве нашего поселка принимал участие не только Н.И. Пудов. О том, как это было, вы можете прочитать в статье «История поселка МЭЗ».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *