День-Победы-2015-в-Октябрьском.jpg

Я так хочу сказать тебе «Здравствуй!»

Наверное, в каждой семье есть такие истории. Их нужно беречь, хранить и передавать потомкам. Потому что из этих маленьких историй сложилась одна большая история – история Великой Победы. И я горжусь, что в этой истории есть страничка, которую вписал туда мой прадед – Сергей Александрович Кудрявцев.

Война для моего прадеда началась в 1939-ом году, а закончилась в августе 1946-го. Сначала его призвали в армию на срочную службу, потом была финская война, а следом – Великая Отечественная. О возвращении прадедушки с войны мне часто рассказывал мой дед. В войну он был совсем ребенком. В тот день они с сестрой и братом отправились в лес за грибами. Не успели они войти в лес, как за ними прибежали соседские дети с криками: «Бегите скорей домой! Там ваш отец с войны пришёл!» До этого им от отца приходили лишь письма с фронта, которые им читала мать, и продуктовые посылки, в которых прадед отправлял семье консервы из своего офицерского пайка.

Мой прадед был артиллеристом. Великую Отечественную он прошёл «насквозь» — от Москвы до Кёнигсберга, заслужил много орденов, медалей и домой вернулся в звании капитана. Если подумать, сколько же он за эти годы повидал! Но о войне он рассказывал мало и неохотно: не хотел вспоминать о страшном. День Победы для прадеда был главным праздником. Для него он был важней всех других праздников вместе взятых, как и для всего их поколения. И мне искренне жаль, что мне не довелось познакомиться с моим прадедом. Он умер до моего рождения, поэтому я знаю его только по рассказам дедушки и мамы.

Мама любит вспоминать, как они приставали к прадеду с расспросами о том, как он воевал. Он никогда не пугал внуков подробностями и вместо страшных сцен рассказывал занимательные истории. Про перловую кашу, которую даже после войны называл «шрапнель». Про то, как приходилось спать, завернувшись в плащ-палатку, подложив локоть под голову, и эта привычка осталась у него на всю жизнь. Про пленных немцев, которых он жалел, и про разные страны, которые он повидал, освобождая Европу.

Одна из историй, сохраненная мамой, мне особенно понравилась. «Дедушка, расскажи про Валета», — просили внуки перед сном. И он рассказывал про своего «боевого друга» —  коня по кличке Валет. Орудие прадеда, пушка-гаубица, было «на лошадиной тяге», и у каждого бойца-артиллериста в расчёте имелся конь, за которым нужно было ухаживать: купать, чистить и так далее. Не знаю почему, но деду достался самый вредный из всех коней. Не боевой друг, а настоящий диверсант, который мог ни с того, ни с сего укусить или лягнуть. Дед был единственным, кто мог справиться со своенравным конякой, которого в мирное время уже давно бы списали, а в военное время приходилось ценить и беречь.

Кроме воспоминаний о прадедушке в нашей семье бережно хранятся вещи, которые прошли с ним всю войну. Это настоящий артиллерийский бинокль и компас, с помощью которого делалась наводка орудия при стрельбе. Но самыми главными реликвиями, конечно, остаются прадедушкины награды, среди которых – медаль «За взятие Кенигсберга». Ею он особенно дорожил и считал самой важной из своих наград. Прадед интересно рассказывал своим детям и внукам про брошенные хозяевами старинные прусские замки и хутора. О том, какой ценой был отвоёван этот город, он никогда не говорил.

Накануне 70-летия Победы мы всей семьей побывали в Калининграде (Кенигсберге) – в городе, который освобождал мой прадед и где каждый сантиметр земли полит кровью советских солдат. Мы увидели старинные прусские форты, расположенные вокруг города. Они были построены задолго до Второй мировой войны и являлись мощными укреплениями, которые фашистские войска использовали для обороны Кенигсберга. У фортов были кирпичные стены толщиной в два метра и система подземных бункеров. Некоторые форты сообщались между собой подземными ходами и даже подземной железной дорогой. По этим неприступным военным крепостям и вели огонь советские артиллеристы, среди которых был и мой прадед.

Прадедушка родился и вырос во Владимирской области. Будучи сыном священника, сам он в бога не верил и до последних дней скрывал своё происхождение. Писал везде, что он «из крестьян», иначе бы ему не позволили вступить в партию. На ткацкую фабрику в посёлок Октябрьский (тогда он назывался Балятино) прадед попал по распределению после ФЗУ. В училище он учился вместе со своим другом Пантелеймоном Ганшиным, сыном фабриканта. Эту дружбу прадедушка пронёс через всю жизнь. Уже после его смерти я увидела открытку, которую Пантелеймон Ганшин отправил моему прадеду к одному из праздников. Меня поразила приписка, сделанная после поздравления. «Мне очень хотелось приехать к тебе, но из-за болезни ног я не смог этого сделать. Как только поправлюсь, то сразу приеду, даже не сомневайся!», — написал прадедушке его друг, такой же 80-летний старик. Сколько же оптимизма было в тех людях, и как они умели любить и жить!

Мой прадедушка был достойным человеком, и у него была очень важная черта характера: уважать и ценить людей. Даже незнакомых. Мама рассказывала, что он никогда не козырял своим удостоверением участника войны, чтобы купить что-то без очереди. Всегда становился в конец. А когда товар заканчивался и прабабушка говорила: «Ну что же ты, Серёжа! А как же внуки?», прадед отвечал: «Но у других же тоже внуки…»

Моего прадеда не стало 20 лет назад, в 1995-ом. В тот год был юбилей – 50-летие Победы, которого он очень ждал. Прадедушка заранее начал к нему готовиться и пригласил к себе всех, кого мог. Возможно, этот душевный подъем и продлил ему жизнь, потому что сразу же после праздника он умер. И чем дольше я живу, больше наблюдаю и размышляю, тем яснее мне становится: мой прадед был редким человеком. Таких в моей жизни, наверное, никогда не будет. И мне очень жаль, что я никогда не смогу поздравить прадедушку с Днём Победы, поблагодарить его за совершенные подвиги, услышать его рассказы или просто сказать ему: «Здравствуй!»…

Кудрявцев-Сергей-Александрович.jpg

© Текст – Anna_Fon. Фото из семейного архива.

Еще почитать:

Колыбельная — первые минуты Великой Отечественной глазами 15-летней девочки, оказавшейся на самой границе.

Я так хочу сказать тебе «Здравствуй!»: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *