киржач фабрика, старая фабрика

История ничто. Деньги – всё.

Что бы вы сказали градоначальнику, который собственными руками уничтожает историю своего родного города? Если мат опустить, то получится вот что.

Небольшая предыстория. После недавних событий в моём родном Октябрьском, где варварски снесли старинный дом моего деда, я оказалась проездом в городе Киржаче Владимирской области. Сто раз там была, но никогда не обращала особого внимания на старые дома из красного кирпича. А теперь, после сноса дома, где прошло моё детство, эти дома стали бросаться мне в глаза. Стали  наваждением, от которого я, похоже, избавлюсь не скоро. Если вообще когда-нибудь избавлюсь.

Такие дома есть почти в каждом старом русском городе. Они особенные и очень узнаваемые – их ни с чем не спутаешь. В Киржаче они стоят прямо на центральной площади. Раньше я их не замечала, потому что привыкла считать их чем-то самим собой разумеющимся, вечным, незыблемым. А после трагедии, случившейся с домом моего дедушки мне захотелось подойти поближе к этим домам и рассмотреть их получше.

киржач 01, киржач историястарая школа, красная школаОказалось, что оба красных дома в центре Киржача построены в конце XIX века и до сих пор используются городом! В одном находится пожарная часть, а в другом – средняя школа. А еще на них висят охранные таблички. Вот такие.

табличка охраняется государством

По стилю эти два дома были очень похожи на дедушкин дом, который снесли. Мне захотелось сфотографировать их на память. Я начала снимать и сразу привлекла внимание местных жителей. Ко мне подошла женщина и посоветовала спуститься вниз по улице: «Там большой торговый центр, сфотографируйте его!» Пропустив мимо ушей возражения, что мне интересна история Киржача, а магазин вовсе не нужен, она махнула рукой в сторону неизвестного мне ТЦ, недоуменно покачала головой и пошла дальше по своим делам.

Разочарованно-осуждающий взгляд местной жительницы остался стоять у меня перед глазами поверх всего, на что я смотрела через объектив. Я бросила снимать и направилась вниз по улице. Совсем скоро я увидела большое старинное здание из красного кирпича. Раньше в нём была текстильная фабрика Саввы Морозова, а теперь там устроили торговый центр. Его-то и имела в виду моя собеседница.

Здание, которому сто с лишним лет, оказалось в отличной форме — вы уже видели его на фото в самом начале статьи. Сразу видно, что за старинным зданием ухаживают и его берегут. От этого отрадного факта мне стало особенно горько за дедов дом 1910 года постройки, которого больше нет.

К моменту моего возвращения в Москву телеканал «Россия» показал сюжет о сносе дома № 2 на улице Новой в Октябрьском. Там вышло интересно. Сначала журналистов не хотели пускать к месту трагедии, а потом не смогли (скорее, просто не захотели) представить документы с разрешением на снос дома. Из коротенького репортажа следовало, что теперь этим фактом якобы будет заниматься прокуратура и правительство Московской области, и что виновных найдут и накажут.

Я в этом сильно сомневаюсь. Потому что искать не кого – никто не прячется. Наоборот! Глава поселка Байдуков сказал местным журналистам, что снос дома произведен законно, потому что никакой культурно-исторической ценности дом № 2 на улице Новой в Октябрьском не представлял. И это правда – потому что дом моего деда не был внесен в реестр памятников истории и культуры, и на доме не было соответствующей охранной таблички. Её не было, потому что главе поселка Байдукову и его «бессменному сменщику» на этом посту Терешину не нужна была такая табличка на этом доме. Если бы была нужна – она бы там была, всеми правдами и неправдами.

В Киржаче даже памятник Ленину до сих пор жив. Везде памятники вождю революции давно посносили, а эту глыбу не сносят. Не потому, что в Киржаче живут поклонники Ильича.  А потому что здесь чтут историю России. И этот памятник — ее часть, нравится это кому-то или нет.

ленин в чалме

По возвращении из Киржача я связалась с журналистами независимого интернет-издания в Октябрьском, которые недавно брали эксклюзивное интервью у Байдукова. По их словам (цитирую) «наш разговор с главой состоялся еще до истории со сносом, поэтому про старые дома на улице Новой мы его не спрашивали. Мы задали ему вопрос о том, что он считает важным сохранить в поселке. Он назвал только башни фабрики. Остальное, на его взгляд, исторической ценности не представляет…»

Это значит только одно: что все остальные старинные здания, построенные в начале прошлого века в Балятино (прежнее название Октябрьского) и бывшие лицом поселка, тоже снесут. Как быть, когда глава поселка, местный, собственноручно уничтожает историю своего родного поселка? Что тут вообще можно сказать? Что можно сказать о человеке, который единолично решает, что в России представляет историческую ценность, а что нет? Да, он имеет право иметь свой взгляд. Но как быть, если взгляд кривой, потому что обращен в сторону мешка с деньгами?

Башни он фабричные оставит. Как мудро! При сносе дома моего деда и так уже два зайца убиты: и старый дом поддерживать не надо, да еще и денег за землю застройщик даёт. В случае с двумя фабричными башнями – то же самое. Земли под ними немного, барыш небольшой, так почему бы не оставить их для отмазки, как исторический объект? И кивать на них потом, если возникнут вопросы по культурно-историческому наследию – вот, мол, у нас есть башни старой фабрики! Одна из которых, кстати – новодел, и те, кто знал старые башни, видят это невооруженным глазом.

В свете последних событий в поселке Октябрьский я постоянно думаю о том, что на старом Балятинском кладбище лежат почти все мои предки. И мысли об их перезахоронении всё чаще посещают меня. Как знать, не поставят ли при такой политике в Октябрьском очередной небоскреб поверх отеческих гробов?

Интересная история про снос дома 1910 года в Октябрьском, не правда ли? Перед самым приездом телевизионщиков с федерального канала, которых вызвали местные жители, «вдруг» пропадают документы на снос. А потом, когда в дело вмешивается местная пресса, всё «вдруг» сразу оказывается законно! Оно и понятно – местные попроще, до них, если что, и дотянуться ближе, и рот заткнуть легче.

Вы, да, вы – тот, кто сейчас это читает. Выберите какой-нибудь жилой дом и попробуйте его снести. Набегаетесь с расселением, со снятием дома с баланса и так далее! Замучаетесь. А тут – раз, и готово. «Махмуд, поджигай». Кстати, о махмудах. Как правильно сказал один мой читатель, для гастарбайтеров этот дом – всего лишь крыша и четыре стены, которые надо снести, чтобы получить бабло. Свои сраные гастарбайтерские три копейки. Как ни горько, а это так. Поэтому сваливать всё на джамшутов, типа это их самоуправство, они неправильно поняли и т.п. – не прокатит. Им сказали – они сломали. Это для меня и моих родных этот дом – история. А для гастарбайтеров и главы – это бабло?

Опять же, не верится мне, что глава поселка сам до всего этого додумался. Значит, у Байдукова была поддержка со стороны главы района Ружицкого? Того самого бывшего директора завода МЭЗ, при котором завод скончался и был распродан коммерсантам? Он что – не знал, что в его районе крушат историю? Для жителей района и то, и другое скверно: если глава района знал о сносе первых домов поселка Октябрьского, бывших символом поселка, и не помешал этому (или, что еще хуже, санкционировал это) – значит, ему не дорога история нашей Малой Родины? А если он «не знал», что творится в его районе – то зачем району такой глава, который не в курсе, что в его районе делается?

До сих пор в голове не укладывается. После общения с коллегами-журналистами поначалу захотелось посмотреть в ясные глаза г-на градоначальника, на чей взгляд старинные дома начала прошлого века не представляют исторической ценности. Но потом поняла, что спорить с человеком, для которого деньги важнее родной истории, нет смысла. Мерзко.

Дома моих предков больше нет. Дома, который пережил бомбежки Великой Отечественной. Дома, который был лицом Октябрьского. Дома, где жили мои предки и где вырос мой отец, я и моя дочь. Дома, из которого ушел на войну и вернулся с Победой мой дед, дошедший до самого Кенигсберга. Дома, в котором на все праздники собиралась вся наша большая в то время семья. Его больше нет, и никакая прокуратура и никакой областной минкульт его не вернет. И мне уже не важно, с чьего позволения и чьими руками был уничтожен дом моего деда. Все, кто причастен к гибели нашего дома – горите в аду.

© Текст и фото — Noory San.

P.s. В тексте есть сокращение – «г-на». Вы поняли, какие  буквы там пропущены. Спасибо, что прочитали.  Пожалуйста, поделитесь этой статьёй в соцсетях. Народ должен знать своих «героев», жаждущих славы Герострата.

История ничто. Деньги – всё.: 2 комментария

  1. Слава Богу, у нас в Сызрани пока ещё не сносят исторические объекты. Бывает, что их забрасывают и постройки, не имея должного ухода, разрушаются сами. Это больше касается частного сектора. Но в центре города, где располагаются магазины, ТЦ, офисы — за состоянием архитектурного наследия стараются следить.

    1. Это здорово. Так и должно быть. Главное, чтобы слова «пока что» не оказались пророческими. Потому что наше время просто кишит алчными Геростратами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *