рассказы летчиков

О’плот русской авиации

13 числа каждого месяца суеверные пилоты (а они все суеверные) вместо полётов пишут мемуары. И сегодня, 13 июня, вас ждёт невероятная история лётчика-истребителя, рассказанная им самим! Публикуется впервые.

В 1988 году за воздушное хулиганство меня на месяц отстранили от полетов и сослали  на латышский полигон Руцава – руководить тренировками по стрельбе и бомбометанию. Мишенями нам служили пять некогда грозных эсминцев, отходивших свои походы и тихо ржавевших на банках в акватории полигона.

В разгар лета, как это часто бывает, отдыхающие на Рижском взморье «мажоры» начинают собирать белый фосфор, ошибочно принимая его за янтарь. Получают сильные ожоги, вопят и будят дремлющих экологов. Экологи вскакивают и начинают бить тревогу. «Сумасшедшие морские летчики! Спасите Балтийское море, засоренное боеприпасами!» — кричат они, и мы делаем вид, что их слышим. На полигон приезжает сводная бригада подрывников и начинает поднимать со дна моря неразорвавшиеся бомбы, ракеты и снаряды. Чем, естественно, мешает нам – морским лётчикам. Которые эти самые боеприпасы роняют. Если повезет – в цель, но чаще – просто на дно, в фонтанище брызг.

Два дня саперы усердно трудились над сборкой спасательного плота, предназначенного для перевозки боеприпасов. Когда 12-метровый плот был, наконец, собран и отбуксирован к мишени №3 — большому стометровому эсминцу, как раз начались полеты на бомбометание. И любопытные подрывники всей бригадой поднялись ко мне в стеклянную будку управления, откуда отлично видно, как истребители бомбят и обстреливают корабли.

Первым прилетел дядя Вася — Василь Василич, лётчик-асс, стрелок от Бога. В первом же заходе уложил сотку (бомбу 100 кг тротила) прямо в трубу корабля. Корабль уйкнул, как раздавленная пивная банка. Подрывники зааплодировали. Только старший веско сказал:

— В такую махину не попасть — это суметь надо!

Подрывники согласно закивали.

Я задумался: как им объяснить, что, стреляя с дальности 2,5 км вместо корабля видишь маленького таракана? А так как на дореволюционном (с технической точки зрения) Су-17м нет ни компьютеров, ни локаторов, то процесс стрельбы на нем напоминает охоту из лука по дельфину: так же увлекательно и бестолково.

Пока я раздумывал, старший опрометчиво предложил в качестве мишени свой свежий, пахнущий краской, плотик 12 на 12 метров. Который в 10 раз меньше корабля. Он ставил свой компот за то, что летчик в плот не попадет! Я довольно ухмыльнулся, и мысленно уже выпил его обеденный компот.

оплот русской авиации

— Пятьсот пятый – пляжу?

— Отвечаю, пятьсот пятый!

— Плот оранжевый рядом с третьей мишенью видите?

— Вижу, хотя очки дома забыл.

— Цель ваша, работайте.

Истребитель сделал круг. Падая на цель со скоростью 900 км/ч, плюнул из-под крыла одинокой ракетой. К плотику протянулась тонкая белая ниточка и разорвала его в клочья. На 12 веселых оранжевых внутренностей.

о'плот российской авиации

Я радостно хмыкнул. И вдруг почувствовал за спиной тишину. Твердую и большую, как колесо БелАЗа. Молчание нарушил старший группы:

— Грёбанные папуасы!!! Мы везли эту хрень (плотик – прим. переводчика) через две страны на собственных скорбных горбах. Собирали его любовно два дня. Чтобы какой-то дядя Вася оборвал наше благое дело по благоустройству Балтики??? Кларнет мне в жопу!..

Он бы еще долго мог выражать свою обиду за проигранный компот: у старшего был богатый военный опыт и специфический словарный запас, но из динамиков раздался металлический голос снайпера Василича:

— Разрешите проход?

— Дунуть шаю!– ответил я и полез под стол.

Подрывники проводили меня удивленным взглядом и остались глупо возвышаться посреди стеклянной будки. Ибо не знали, что «проход» — это пролет рядом с будкой управления на предельно малой высоте на сверхзвуке. У нас так пролететь называлось «дунуть».

Истребитель, как игла, дунул над пляжем: молча пронзил воздух в нескольких метрах от витрины и исчез на фоне серого моря. Стекло вместе с ужасающим грохотом догнавшего звука, вспучилось, прогнулось и вылетело наружу, рассыпавшись на миллионы пикселей.

Ошеломленные подрывники с удивлением осматривали свои невредимые тела. Старший, обретя способность говорить, выразил общее мнение:

— Летчики, конечно, бесстрашные сумасшедшие. Но дело свое знают туго! Честно говоря, даже плотика не жалко.

И пожал мне руку под столом.

© Текст и картинки – Злой ИА.

характеристики су 17м

су 17м схема

От редакции журнала NoorySan.ru

А вот и первые поздравления с литературным дебютом!

отличный дебютписательский дебютотличный слог

О’плот русской авиации: 10 комментариев

  1. Поздравляем с писательским дебютом! Урааа!!! И слава российским пилотам! Которые в любой ситуации найдут место подвигу! Искренне восхищаюсь мастерством и профессионализмом!

  2. Кто не в курсе. Фосфор попадает в морскую воду из неразорвавшихся снарядов, разрушившихся от старости на морском дне. Кусочки фосфора волнами выбрасывает на берег, где его легко перепутать с янтарем, потому что они похожи по цвету и внешнему виду для неопытных людей. Фосфор в руках (или положенный в карман одежды) нагревается до температуры тела и воспламеняется. Человек получает сильные ожоги.

  3. Чем отличаются наши летчики от америкосов? Наши голыми руками творят чудеса. На одном крыле, с горящим двигателем, без горючки и еды (в 90-е). Без жилья и без наград, и так далее. Воюют и совершают подвиги.

    А америкосам колу с проститутками вовремя в расположение не завезли — и всё, война кончилась! Они отказываются воевать, потому что не соблюден контракт и нарушены права военнослужащих!

    Им нас никогда не победить!

  4. Всегда любила рассказы о лётчиках! А тут реальная история, такая интересная и яркая и так отлично изложена))) Жду ещё)))

    1. А дальше была война…
      Обычная строчка в конце советских фильмов перед титрами. Белым по серому.

  5. Спасибо, друзья мои! Ваши похвалы застали меня врасплох. Понимаю, что это аванс, но счастливо улыбаться не перестаю. Как в анекдоте про охотника 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *