рассказ про контрразведку

Алфёров и Ганжубас

С чего на самом деле начинается известный ролик  про 7 красных линий. Запомнено со слов и жестов гвардии подполковника Сидакова А.И., летчика 1 класса.

Дзииииииинь!!!!!!!

Я сонной рукой прижал трубку к сонному уху.

— Ну?

— Баранки гну! — Ответила мне трубка голосом комэска. — Алфёрова арестовали. Давай в штаб!

Через 45 сек, как учили, я был одет-побрит-накормлен. Даже в 4 утра я имел бравый вид. Мне шли капитанские погоны и форма ВВС. Двадцать восемь лет меня не старили, а должность начальника штаба придавала командирского лоску. Наша эскадрилья временно базировалась в Гросенхайне. Посему в голове построились 2 вопроса:

  1. Как капитана Алфёрова арестовали на ночных полетах в ВОСТОЧНОЙ ГЕРМАНИИ ?
  2. Кто посмел? (для граждан ГДР территория Гросенхайна была закрыта)

В штабе было суетно, как на Киевском вокзале. Пирожки, правда, никто не предлагал. Все остальные атрибуты присутствовали. Даже жалобно-заунывные песни на тему «подайте Христа ради». Разномастная военная форма видов Вооруженных Сил добавляла колорита.

день гсвг

Командир сидел за столом и задумчиво смотрел перед собой. По бокам от его кресла стояли два дяденьки в костюмах. «Ганжубас» уж тут как здесь!» — подумал я. Так мы  меж собой называли чуваков из контрразведки. Лица у них были не наши, но говорили они вполне себе по-русски. Один начинал предложение, другой заканчивал.

— Вот же, на карте эта зона у вашего летчика отмечена красным…

— …То есть он ведь прекрасно понимал, что здесь летать нельзя!..

— …Однако нарушил режим полетов…

— … Почему?

Командир представил меня Ганжубасу и велел присаживаться. Левый чувак сфотал меня глазом, а правый отсканировал мой мозг. Они оба были похожи на сыщика из «Бременских музыкантов». Меня так и подмывало спросить, не снимались ли они в мультфильмах?

— … Почему ваш летчик…

— … Нарушил запретный режим?

Снова спросил Ганжубас.

Командир пожал плечами. От частого повторения этого жеста у него помялись погоны.

— А вы, капитан, что можете…

— … Сказать по этому поводу?

— ГВАРДИИ капитан, — спокойно поправил я их.

— Думаю, что ночью темно и гвардии капитан Алфёров мог не увидеть красной черты на земле, — с серьёзным видом пошутил я, думая слегка разрядить атмосферу…

У чуваков на одинаковых лицах не дрогнул ни один мускул. А на командира было приятно смотреть: он выпучил глаза, его лицо налилось помидорной краской, в глазах заплескались слезы. Он еле сдерживал хохот. Неудержимый, как водопад из разрушающейся плотины. С огромным трудом комэск зацементировал отверстие. Ганжубас шутки юмора не понял и продолжил в том же темпе.

— Кто разрешил вам полеты…

— … В полной темноте…

— … Когда не видно красной линии на земле?

— КБП.

— КГБ? — удивился Ганжубас.

— КБП: курс боевой подготовки истребительно-бомбардировочной авиации, — пояснил я.

Чуваки задумались. По всему выходило, что у Алфёрова было разрешение летать ночью. Ночью темно. Красной линии на земле он действительно мог и не заметить. А значит, никакого злого умысла у коммуниста капитана Алфёрова летать в запретной зоне не было.

Чуваки переглянулись и исчезли. Только марево теплого воздуха всколыхнулось возле командирского кресла. Справа и слева.

Прежде, чем захохотать, командир убедился, что Ганжубас улетучился. Затем набрал в легкие воздуха и стал так ржать, что задрожали пуленепробиваемые стекла. Я тоже немного посмеялся вместе с ним. А он всё хохотал и хохотал. В перерывах между приступами хохота командир на все лады пересказывал моё объяснение.

— Не увидел… ха-ха… красной линии на земле? Ха-ха-ха! Ночью линии на земле не видно?! Ха-ха-ха!!! Ой, не могу! Красной? Линии? Ха-ха-ха!!!

— Пошто так убиваться? Ну, пошутил слегка. Зато проблему с Ганжубасом решил, и Алфёров, судя по всему, снег в Сибирь убирать не едет…

Командир перестал хохотать.  Словно кто-то отпустил кнопку на «Мешочке смеха».

— Ты, Сашок, просто не представляешь, от какого геморроя избавил нашу эскадрилью, полк, дивизию, ВВС и Советскую группу войск в Германии в целом одной своей нелепой фразой.

— А что, вообще, произошло? Объясните, ради Бога, чтобы я тоже собой погордился.

И командир рассказал…

На постановке задач перед полётами всех летчиков заставили нанести на карты запретную зону вокруг летней резиденции Эриха Хонеккера — руководителя ГДР. Штабной генерал из службы войск ГСВГ потребовал раскрасить её красным. «Чтобы сразу было видно, что туда заходить нельзя!» — пояснил он. » У нас так минные поля на картах обозначают». До него пытались донести, что ночной свет в кабинах истребителей — красный. И запретная зона на карте не будет видна. Но генерал не слушал. Он смотрел на свой нос. А когда у нашего командира закончились аргументы, веско сказал:

— Кто не хочет грузить люминий,  тот будет грузить чугуний. И точка мне!

красные линии на карте

Часа в 2 ночи проинструктированный таким образом Женя Алфёров полетел на ночной пилотаж на малой высоте. Занял зону (ограниченная область воздушного пространства, в которой разрешено летать кверху задом). Проверил световые ориентиры по карте и стал выбирать цель. По заданию нужно было имитировать ночное бомбометание.

Алфёров внимательно изучил местность и нашел какой-то ярко освещенный домик на краю зоны. Из-за красной подсветки кабины закрашенный запретный участок на карте вокруг домика он, конечно, не увидел и приступил к выполнению задания. А именно: пикировал на домик, над ним включал форсаж, набирал высоту и повторял маневр. Для летчика — это развлечение. А для обитателей домика — беспокойство со сменой памперсов. На пикировании самолет завывает как падающая ядерная бомба, а в наборе высоты ревет форсажем — словно лист металла разрывает.  На третьем заходе домик погрузился в абсолютную темноту. А в эфире раздался истеричный голос руководителя полетов:

— Алфёров! Срочно домой!

— Мама? Я хочу кушать?

— Нет! Ты хочешь секса с дядями. Поэтому разверни штаны ширинкой назад и лети быстрее своего самолета! Остальным, кстати, тоже — «ковер»! (немедленная посадка — примечание автора).

На аэродроме Женя не успел выключить движок, а ему уже ласты завернули. Злые языки поговаривают, что в операции по задержанию диверсанта, атаковавшего резиденцию  Эриха Хонеккера, принимала участие сводная дивизия КГБ — Штази? Брешуть! Было всего несколько дипломатических машин, 1 БТР и 2 грузовика солдат. Алферов сдался без боя. Его немедленно съели КГБэшники, а Ганжубас начал нудно пытать командира: как мог капитан, летчик 1 класса, коммунист не увидеть закрашенную красным зону. Командир  пытался объяснить этому дуэту существо дела. Но чуваки наглухо не просекали. Ваще! И тогда ему в голову пришла гениально простая мысль (так бывает): вызвать меня. Ибо знал, что я способен даже самую трагичную ситуацию обратить в фарс в одно касание. Без антракта. Что я и сделал.

Благодаря моей шутке:

  1. Алфёрова вернули обратно.
  2. Нам запретили ночные полеты, которые я всё одно не любил. Ночью надо спать, а не любоваться огнями святого Эльма на фонаре кабины.
  3. На какое-то время в нашем полку я стал знаменитее Карела Готта. Через месяц меня назначили комеской вместо ушедшего на повышение командира.

А Женя стал гастролировать по Союзу с новой концовкой известного анекдота:

«В летней резиденции Хонеккера шёл приём в честь Генерального секретаря Советского Союза. Брежнев много пил немецкого пива. Наконец, резервуар заполнился. Генсек наклонился к Хонеккеру и тихонько спросил:

— Эрих, а где МНЕ можно отлить?

— Вам?! — громко удивился вопросу руководитель Германской Демократической Республики.  — ВАМ — везде!!!»

После Женя рассказывал свою историю, которую неизменно заканчивал словами:

«По всему, я и немцам разрешил всю резиденцию загадить. Бегали и как носороги хвостами свои фекалии по лужайкам разбрасывали!»

су7© Текст и иллюстрации – Злой ИА.

Алфёров и Ганжубас: 23 комментария

  1. Вау…. вот прям вспомнилось «Какая интересная жизнь у людей! Туда ехали — за ними гнались! Обратно едут — за ними гонятся!!!» Такая вот ассоциация…

      1. «Как говорят у нас в Индии, умный не спрашивает. Умный сам постигает сущность вещей» 🙂
        Цитаты из фильма «Не бойся, я с тобой». Фильм 81 года, а слова до сих пор актуальны)))

        1. Ой, ну точно же! Обожаю этот фильм.

          В Индии? Моя младшая делает так с рождения. До сих пор не определюсь, как отношусь к этому — хорошо это или плохо?

          1. Это же здорово! Она сама постигает и во взрослой жизни ей будет проще 🙂

            И вновь автору — аплодисменты! С утра понедельника всем для чтения)

    1. Ага! Причем фильм так себе, а мысли — пышные, как правильно замешанное тесто.

      1. Ага, сюжет укладывается в одну фразу, а цитаты вон как разошлись 🙂 Какое хорошее сравнение с тестом, сразу захотелось пирогов.

  2. Спасибо, читается легко и с интересом. У меня отец служил в ГСВГ в автобате.

          1. Рассказывал как в столярке делал офицерам ящики с двойным дном, чтобы в СССР увозить всякие запрещенные вещи)))

          2. То есть, когда офицер по какой-то причине возвращался в СССР, ему делался большой контейнер для вещей местными силами. Отец работал в столярной мастерской. Потом их на уборку зерна в СССР отправляли на полгода. Интересно правда, зачем из Германии это было делать?))

  3. Во как! История расстрельная, а нам сейчас смешно…
    Юмор — самое надежное оружие российской авиации! В любых обстоятельствах 🙂

  4. У нас в училище Ганжубас арестовал Мишку Устинова. Прямо на паре. Пришли двое в пиджаках с дежурным по училищу и бойцами-бурятами. Сняли с побледневшего Мишутки ремешок, вынули шнурки из сапог и сопроводили.
    Вернулся Мишка только через сутки. Помятый, но узнаваемый. Оказалось он через странную телеграмму пострадал, полученную от своего еще более странного братца: «Высалайте апельсины бочками тчк братья карамазовы»

    1. Есть подозрение, что их зомбируют. Они в каждом видят врага народа. даже в себе самом. У меня знакомый был из контрразведки. Он искренне считал, что делает благое дело и охраняет государство от его граждан. Не удивлюсь, если я для него тоже враг народа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *