все деревья серебрятся

Все деревья серебрятся или Стишок из детства

Сегодня утром было сказочно красиво. И сразу вспомнился стишок: «Все деревья серебрятся, на ветвях лежит снежок…». История так и называется: стишок из детства.

Когда я была маленькой, я обожала выступать. В буквальном смысле. Я была смышлёной, артистичной и очень любила внимание. Поэтому без меня не обходился ни один утренник, а все главные роли с малолетства доставались мне. Однажды став Снегурочкой в детском саду, я бессменно оставалась ею в школе и в зимнем пионерском лагере. А когда выросла, то провела бесчисленное множество школьных Ёлок в качестве учителя. Так что, Новый год для меня в некотором роде «профессиональный праздник». Кстати, зацените редкое фото, на котором Нури Сан (а тогда ещё просто Светочка) кадрит Дедушку Мороза:

Нури Сан и Дед Мороз

За большинство моих успехов в детстве и юности надо сказать спасибо моей маме. Несмотря на непростое послевоенное детство и то, что её растили дедушка и бабушка, мама была начитанной, образованной и очень хотела, чтобы я стала выдающимся человеком. Поэтому с тех пор, как я родилась, у мамы рот не закрывался: она читала мне стихи и сказки, пела песни, рассказывала разные истории. Она делала это невзначай, играючи – когда готовила мне завтрак, вела в детсад или из сада, когда меня купала, одевала…

нури сан в детствеНури Сан с мамойЯ засыпала и просыпалась под мамины стихи и песни. Точнее – я под них жила. У меня была прекрасная память, всё это в ней откладывалось. В два года я читала наизусть всю «Муху Цокотуху» и другие сказки в стихах, чем удивляла знакомых и незнакомых, и даже говорила по-немецки. Сейчас не говорю, но те слова и фразы, которым научила меня мама в раннем детстве, отлично помню.

Моё первое «большое» выступление состоялось, когда мне было три. Это случилось в клубе в подмосковном посёлке Октябрьский. Клуб был большим, красивым, с высокими колоннами. Он походил на особняк и очень отличался от прочих «сельских клубов». Клуб в Октябрьском строили пленные немцы. Мама рассказывала, как детьми они бегали к немцам меняться: приносили им хлеб, а взамен получали забавные деревянные игрушки, которые пленные специально мастерили по ночам.

Так вот. На Новогодней Ёлке в клубе всегда было много гостей – там собирался весь посёлок! Дети, кто хотел выступить, по очереди выходили к ёлке и читали стихи о зиме и Новом годе. Большинство детей повторялись, рассказывая одно и то же, а для меня мама где-то раздобыла чудесный стишок, которого никто не знал. Ведь я должна быть лучше всех! Вот он:

«Все деревья серебрятся,

На ветвях лежит снежок.

Даже трудно разобраться,

Где тут ясень, где дубок,

Где калина, где крушина,

Где тут вишенка росла –

Всё зима запорошила,

Запушила, замела!

Дремлют ёлочки в низинке,

Не пугает их зима:

Вьюга в белые косынки

Нарядила их сама.

Спит берёзка на опушке,

В белый кутаясь платок.

Словно бантик на верхушке –

С клёна сорванный листок».

Несмотря на юный возраст, с запоминанием и чтением стихов проблем у меня не было. Единственной проблемой было то, что я, как многие трёхлетки, пока ещё не выговаривала «Р». Поэтому стишок звучал комично. И это никуда не годилось. Тогда моя гениальная мама придумала заменить слова, где была буква «эр», подходящими по смыслу и рифме словами без «эр». «Росла = была», «разобраться = догадаться», «верхушка = макушка» и так далее. Моё выступление всех буквально поразило. Тем более, я «мало каши ела» и выглядела младше, чем я есть (кстати, эта «привычка» — выглядеть моложе себя самой, осталась у меня навсегда).

детство нури сан

Я до сих пор прекрасно помню этот стих, причём – в обоих вариантах, с «р» и без. Я так и не смогла найти его в интернете. И мне неизвестно, кто его сочинил. Но так как с моего выступления на ёлке в клубе прошло почти полвека, то я почти уверена, что автор вряд ли обидится за то, что я его не называю. Если кто-то знает автора стихотворения – подскажите мне, пожалуйста. Иначе я так и буду думать, что этот стих мне сочинила моя мама.

Легендарного поселкового клуба, где я впервые вышла на сцену, уже нет. В 90-е годы его сперва сожгли, а через несколько лет окончательно разрушили стены и колонны – впрочем, как почти всё в моём родном Октябрьском

Время – как река, оно всё дальше уносит нас от детства. И только память позволяет нам войти в эту реку дважды.

стишок из детства

© Нури Сан, фото из личного архива.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *