федина задача

Федина незадача

Почему большинство современных детей уверены, что станционный смотритель – это сотрудник РЖД? Баргузин – дядька-грузин? Капитанская дочка – отпрыск капитана корабля, а писаная торба – обоссанная сумка? Недавно я писала, как нас лечат. Настало время поговорить о том, как у нас учат.

Когда я была маленькой, я обожала рассказы и повести Николая Носова. Его зелененький трёхтомник в то время был едва не в каждом доме. Вся страна высиживала вместе с ним цыплят в «Веселой семейке» и переживала за Дружка в забытом чемодане, решала задачку за компанию с Федей (об этом и будет моя история) и путешествовала с Незнайкой на Луну.

Меня же произведения Носова переносили в послевоенное детство моих родителей. Благодаря его рассказам я, как на ладошке, могла увидеть жизнь, быт и увлечения моих мамы и папы — тогдашних школьников. Коммунальные квартиры с общей кухней и топившиеся углём плиты, вода в ведре с ковшиком, рукомойники «с пимпочкой» и «беспроводные» утюги – всё это будило воображение и заставляло работать фантазию. Поколению «седьмого айфона» представить это нереально. А наше поколение прямо-таки зачитывалось историями о своих ровесниках из прошлого! К тому же, написано всё это было очень здорово, и поэтому легко читалось и запоминалось.

Но был человек, который историй этих не читал. У Снежаны Антоновны, учителя начальной школы, было «трудное детство», как обычно говорили мы о тех, у кого не было Барби или Лего: у неё не было заветного трёхтомника. Юность, судя по всему, у неё тоже была трудная: в мужья достался пьяница, работы в школе не нашлось, и ей пришлось устроиться в универсам кассиром.

В советское время существовал определенный тип людей, «продавщиц и парикмахерш», который обычно противопоставлялся интеллигенции. Причём, представители этой категории не обязательно работали в магазине или парикмахерской. Это был уничижительно-собирательный образ, которому наша героиня более чем соответствовала: работа кассира подходила ей гораздо лучше, нежели работа педагога. Как на грех, в школе нарисовалась вакансия учителя младших классов. И это «чудо» досталось моей дочке в первые учителя.

Нарочно не придумаешь! Снежана Антоновна была мягкой и симпатичной, но авторитетом среди учеников не пользовалась, поэтому «удержать» класс не могла. В итоге, дисциплины в классе не было, а значит — не было и знаний. Однажды на экскурсии Снежана Антоновна умудрилась потерять двух учеников в метро и со смехом рассказала это на родительском собрании(!). Я порадовалась, что это был не мой ребенок, и решила, что больше дочку с классом никуда не отпущу.

Наивно было полагать, что при таком раскладе дочь получит достойное начальное образование. Поэтому, я занималась с ней сама. Мы разговаривали, читали книги, ездили на экскурсии. Я рассказывала ей обо всём, что знала, и что ей было интересно. И объясняла непонятные слова. Например, почему генеральская дочь отказала (страшно представить!) — «титулярному советнику».

Однажды дочка заболела. Электронных дневников тогда еще не было, и я пошла в школу — узнать домашнее задание. Шел урок, класс стоял на ушах, а ногами — на партах, учительницы в классе не было. Я нашла ее в актовом зале, где проходил смотр строя и песни у шестых классов. Он стояла в толпе родителей в дверях, разинув рот и устремив свой восхищенный взгляд куда-то вдаль. Я постучала по плечу, она не шелохнулась.

— Пока вы здесь, ваш класс друг друга убивает! — сказала я, чтобы привлечь внимание.

— Тише… Мой сын сейчас будет выступать.

— Он знаменосец? Или читает стих?

— Вы не понимаете! Он сейчас будет шагать в строю вместе с классом… Идите в кабинет, я скоро подойду…

Я — правда этого не понимаю. И никогда, наверно, не пойму. Учительница явно не в курсе, что во время уроков она несет ответственность за каждого ребенка в классе? И, если с кем-нибудь из них в это самое время случится что-то нехорошее, то ответственность превратится в уголовную?

Как оказалось, на дом в тот день задали читать «Федину задачу». Смешной рассказ про мальчика, которому поющее радио мешало делать уроки. Недолго думая, я достала с полки любимый томик Носова и торжественно вручила дочке. Мы почитали, обсудили, посмеялись. Потом дочь выздоровела… и принесла из школы двойку. По чтению. За то, что невнимательно читала «Федину задачу»! Прижав к груди зелененького Носова, я снова потащилась в школу.

— А за что у моей дочки два по чтению?

— Она рассказ не прочитала. Поэтому при пересказе всё перепутала. Откуда она взяла про радио? Весь класс смеялся!

— Вот откуда! – протягиваю оригинал. – А вы сами-то рассказ читали?

— Конечно! Он есть в учебнике.

Беру учебник. Падаю под стол. В учебнике Федя решал задачу по математике, а не по арифметике, как у Носова. И, решая, не радио слушал, а… смотрел телевизор! Который во времена Носова не у каждого члена Политбюро был. Не говоря уже про жителей послевоенных коммуналок.

Понятно, что учебник Снежана Антоновна не сама сочинила. Но прочитать оригинал рассказа она могла, прежде чем поставить двойку? Не в детстве, так хотя бы, в педучилище? Показываю ей книгу и слышу:

— Ну, вы же понимаете, что в учебнике текст адаптирован к современным условиям жизни? А мы учимся по учебнику! Как предписано школьной программой!

Текст адаптирован? К чему? Зачем? Это не учебник квантовой механики, который надо адаптировать для третьеклашек. Они в состоянии понять, что значит слово арифметика. И почему Федя на коммунальной кухне ну никак не мог смотреть телевизор в сороковых годах прошлого века. А вот радио тогда было в каждом доме и никогда не выключалось – просто замолкало на ночь, чтобы с утра будить всех гимном на работу… Почему не рассказать об этом детям? Не передать атмосферу того времени? Но тогда учителю придется напрягаться и что-то объяснять. Зачем? Вот – есть учебник. Там адаптированный текст…А я подсунула ребенку оригинал — и мой ребенок двойку получил. Так чья же это двойка? Дочкина? Моя? Учительницы? Автора учебника? Того, кто утвердил программу?

Понятно, что это вопрос не к бывшему кассиру. И этот случай – только один пример. По одному предмету. А если покопаться – программа современной школы по большинству предметов «адаптирована» так, чтоб выпускать баранов. Читаешь и тупеешь. Еще немного – и заблеешь. То есть – заблюёшь. Всё эти адаптации реально сочинял не педагог, а парикмахер. Или кассир. Упростил на свой манер, как самому понятней. Зачем? Чтоб современным школьникам было легче воспринимать материал. Не думать и не рассуждать. А тупо проглотить то, что для них авторы учебников разжевали.

Так почему бы тогда для удобства восприятия не переобуть войска в «Бородине» в гриндерсы или найки? А Деда Мазая не усадить на катер? Почему бы не включить Нирвану на первом балу Наташи Ростовой? Не вооружить Онегина «береттой»? Не дать Слону Чуковского седьмой айфон вместо простого телефона? А Айболиту вместо пилюль – шипучий аспирин упса? А Тимура с его командой не зарегистрировать ВКонтакте? Ведь так куда удобней оповещать друг друга, чем банками консервными звенеть?

С Тимуром, кстати, у Снежаны тоже вышла незадача. Почти, как с Федей. Когда речь зашла о генеральской даче, куда приехала героиня повести Женя, никто не объяснил ученикам, какой была на самом деле эта дача. И воображение детей нарисовало современный генеральский особняк, какие они видят по ТВ и в жизни. Мне дочка дачу так и описала. Самое интересное, что недалеко от школы у нас сохранились деревянные генеральские дачи, построенные в 30-е годы. Такие же, как те, о которых идет речь в «Тимуре и его команде». Казалось бы – какая удача, построй детей, своди и покажи! Но – зачем? В такую даль (500 метров) переться, что-то объяснять… Хорошо, если ученики уткнутся в телефоны и им будет фиолетово. А вдруг начнут вопросы задавать? Оно ей надо? Учебник адаптировать – проще простого. Осталось «адаптировать» учителя. Обратно в магазин.

герб школы

© Текст и фото — Noory San.

P.s. Спустя несколько лет дочь принесла учебник по истории. Один параграф в нём назывался сногсшибательно: «Происхождение войны». Хорошо, не «родословная». А то бы было совсем грустно…

P.s.’ Имя  и отчество героини рассказа изменены. Любые совпадения случайны.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *